Яркая коллаборация

Джеффа Кунса многие с восхищением назы­вают «гением провокации». Па этот раз аме­риканский художник откликнулся на предложение бренда Louis Vuitton — в результате родилась яркая коллаборация, посвященная творчеству мэтров живописи, чьи полотна давно вошли в историю искусства. Репродукции Рубен­са, Тициана, да Винчи, Фрагонара или Ban Гога Джефф Кунс перенес на знаменитые сумки, а имена художни­ков отлил золотом.

Переезжая в новую квартиру в Стокгольме можно столкнуться с необходимостью ремонта Renovering . За подобной услугой можно обратится к русскоговорящей компании BYMONT.

Для бренда коллекция Masters LV х Koons стала еще одним подтверждением авторитета, а для артиста — прорывом в духе Уорхола. Джефф Кунс далеко не впервые выступает в роли «по­хитителя картин». По на этот раз он. кажется, превзошел себя. Легко вообразить, как он, п своем неизменном ко­стюме банковского служащего, вошел в Лувр, тихонечко снял со стены «Мону Лизу», на выходе заглянул в су­венирную лавку при музее и сбежал на улицу с сумкой в руках, преобразив похищенный шедевр и украсив его буквами «Да Винчи». Представьте, как он повторил ту же операцию в других музеях. Так и получилась коллекция Masters, посланницей которой выступила шведская ак­триса Алисия Викапдер.

Masters LV х Кооп — гораздо больше, чем люксовые ак­сессуары. Это миниатюрный музей эксцентричного ху­дожника, который всегда свободно обращался и с икона­ми ноп-культуры, и с классикой. Каждая сумка несет на себе отпечаток нашей эпохи с ее digital-мышлением и но­стальгией по «вечным ценностям», потоком «картинок», любовью к ремиксам и погоней за яркими визуальными эффектами.

Чтобы лучше понять послание коллекции, нужно вспомнить Серию работ Кунса Gazing Ball, Он начал ее в 2013-м скульптурами и продолжил картинами. Здесь Кунс использовал прием копирования шедевров, доба­вив к ним большие металлические шары, зеркальная по­верхность которых возвращает зрителю его собственное отражение. Голубоватая сталь тех шаров напоминает цвет глаз самого Кунса и производит абсолютно такой же гипнотический эффект, когда художник встречает нас на пороге нью-йоркской студии в Челси. Интервью было на­значено за несколько дней до запуска Мasters события, которое бренд Louis Vuitton держал в секрете до послед­него момента.

Художник творит в большом белом ангаре кроме него, здесь несколько молодых ассистентов (всего в сту­дии трудится около сотни человек). Полная тишина, на экранах мерцают изображения. Купе вспоминает, как родился замысел проекта: «Когда Дельфина Арно предложила мне придумать коллекцию су­мок, я решил, что это великолепный шанс выразить мои чувства к великим художникам».

Интересно, что Masters — коллекция не лимитирован­ная. Она состоит из более чем двух десятков сумок и та­кого же количества других аксессуаров: платков, кошель­ков. шалей, брелоков… Известно, что перфекционист Кунс, стремясь к совершенству, в качестве творческих соратников выбирает только лучших мастеров по бронзе, дереву, мрамору. Похоже, что в Louis Vuitton он нашел партнеров с точно такими же высокими требованиями: «Вместе мы проделали огромную работу, чтобы получить цвета, близкие тем, что мы видим на оригинальных кар­тинах. Мы тщательно относимся ко всему, что связано с производством. Такая забота — самое важное, если мы говорим о сути человеческой культуры».

Как это часто бывает с творчеством Кунса, первый взгляд обманчивый. Не стоит цепляться за, как выра­жается сам Джефф, «кричащую эстетику» Masters. Эти сумки словно переносят стиль рококо XVIII века в гарде­роб сестер Кардашьян. А если вглядеться обнаружатся и другие детали. Например, пикантный сюжет картины Фрагонара иди целомудренное «Пшеничное поле с кипа­рисами» Винсента Ван Гога. «О вкусах поспорят», со­глашается мастер.

Его сумки — многомерный коллаж, насыщенный име­нами, символами и знаками. Здесь и Monogram LV. и под­пись Кунса, и имя художника автора картины (в жанре street style), и фигурка кролика Bugs Bunny в качестве подвески-брелока. А внутри, на подкладке, есть текст, ко­торым кратко передает биографию художника, а также историю скопированного произведения.

«Эта коллекция говорит нам не только об искусстве, но и о связи эпох — так мы получаем доступ к трансцендент­ности, к познанию того, что выходит за рамки нашего опы­та. Подобное переживание мне когда-то уже подарила кар­тина Эдуарда Мане. Когда я только изучал искусство, про­фессор рассказывал нам об «Олимпии», в частности о сим­волике ее цвета и о том, какой революционной, бунтарской она была для своего времени. Та лекция перевернула мой взгляд на искусство и мое отношение к нему». Еще один триумф бренда люкс, которому уже давно не нужно отста­ивать свою репутацию «покровителя искусств».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *