Я брожу

Я брожуЯ брожу по залам Шува­ловского дворца в ожида­нии встречи с создателя­ми новых ароматов для Giorgio Armani Prive — меланхоличным Фабри- сом Пеллегреном и энергичным Паска­лем Гореном. Оба уже успели вписать свои имена в историю парфюмерии, но работать с Армани обоим выпало впервые. Место для нашего рандеву выбрано не слу­чайно: несколько лет назад именно здесь, в Северной столице, один из близких дру­зей неожиданно подарил маэстро кусок малахита. По слухам, после такого подно­шения дизайнеру и пришла в голову идея дополнить кутюрную линию ароматов кол­лекцией La Collection de Terres Prekrieuses («Драгоценные земли»). «Мистер Армани вручил мне тот самый малахит и пред­ложил придумать для него аромат, — рас­сказывает Пеллегрен. — Я, естественно, тут же бросился изучать сказы Бажова о хозяйке Медной горы, ведь у нас с глав­ным героем Данилой-мастером схо­жие задачи. Только он превращал малахит в цветок, а я — в аромат».

За основу композиции парфю­мер взял белую лилию и обрамил ее зелеными нотами жасмина самбака, петитгрейна и иланг- иланга. Сколько раз пришлось переделывать аромат, который так и называется Vert Malachite («Зеленый малахит»), чтобы угодить прихотливому дизайне­ру? «Около ста пробирок улете­ло в корзину», — с улыбкой вспо­минает Фабрис.

Маэстро Армани — редкост­ный перфекционист, одного лишь зеленого малахита ему показалось мало. И он приду­мал красный. «Широкая русская душа в одном флаконе не поме­стилась, — объясняет мой второй Данила, Паскаль Горен. — К тому же красный — цвет вашей страны, цвет главной столичной площади». Во флако­не кроваво-алого цвета с надписью Rouge Malachite («Красный малахит») он собрал букет из терпкой туберозы, горьких цветов апельсина и того же сладковатого иланг-иланга, разбавленного нотами ка­шемирового дерева.

Насыщенная композиция уносит мои мысли в Мариинку — к ее тяжелым бор­довым портьерам, скрипачам и арфист­кам, разминающим пальцы перед нача­лом спектакля. «Аромат настолько выра­зительный, что предписывает строгий дресс-код, — подсказывает Паскаль. —

В идеале black tie — вечернее платье или смокинг. Хозяину Медной горы Rouge Malachite подойдет так же, как и хозяйке». Заканчиваю интервью и лечу в отель собираться на балет. Сегодня вечером я вдохновляюсь образами американки Джейми Александер и француженки Жюльетт Бинош: обе кинодивы уже успели покрасоваться на красных дорожках в переливающихся слов­но самоцветы платьях из осенней коллекции Armani Prive. Припуд­риваю нос, подсвечиваю клю­чицы хайлайтером и… О боги! Зеленый или красный? Немно­го помешкав, распыляю сра­зу оба аромата на сгибы лок Теперь начинается моя^х сказка!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *