Поворот судьбы

Любимая семья и обожаемый пес, креативные друзья и насыщенная жизнь: тусовки, путешествия, верховая езда и танцы — молодая и красивая Юля Серпецкая и пожелать не могла ничего другого. Но всего один поворот руля заснувшего водителя вмиг перевернул судьбу девушки. Перелом позвоночника, 9 дней комы, инвалидность, шрамы на лице- можно ли вернуться к прежней жизни, пережив такое? Послушаем ее рассказ.

На последний день зимы 2015 года у меня были гран­диозные планы! Я встала в 4 утра, чтобы вместе с соба­кой поехать за город к дрес­сировщику. Моя неугомонная Нэлл — бигль по кличке Орнелла — требует активных занятий на природе, чтобы направить ее энергию в мирное русло. Позанимались мы на славу: вернулись домой только к ве­черу. Но несмотря на уста­лость, я собралась и поехала в клуб — праздновать день рож­дения друга. Пить мне не хотелось, так что я почти без оста­новки танцевала и в итоге под утро буквально валилась с ног от усталости. Ребята вы­звали мне такси, а сами реши­ли остаться в клубе.

Накинув куртку, я вы­шла на улицу, вдыхая аромат первого весеннего рассвета, и плюхнулась на заднее си­денье подъехавшего желто­го «Хендай», мечтая скорее оказаться в своей постели.

Я не стала пристегиваться — ведь все мы почему-то пола­гаем, что ремни придумали только для передних пассажи ров, — и сразу закрыла глаза. Открыла я их уже 9 марта…

Только гораздо позже я уз­нала о том, что водитель за­снул за рулем и врезался в столб. О том, что проезжа­ющий мимо человек оста­новился, разбудил таксиста (который, кстати, отделал­ся парой синяков) и на­шел меня на заднем си­денье без сознания. Как он вызвал «скорую», до­ехал до больницы и при­езжал навестить на следу­ющий день, беспокоясь, что меня еще не нашли.

О том, как мои родите­ли и друзья запанико­вали под вечер 1 марта, как обзванивали все больни­цы и нашли — уже на следую­щий день. Но могу предста­вить только чувства, которые они испытали за эти долгие 9 дней. Родители не должны видеть смерть своего ребенка, это неправильно. Думаю, они так отчаянно звали меня об­ратно, что у меня хватило сил, чтобы вернуться. Открыв глаза, я увидела больничный потолок и пер­вым делом подумала: «Хочу есть».

Да-да, меня совершен­но не беспокоили незнако­мое помещение и странные ощущения, я думала только о том, что мне немедленно необходима огромная порция еды. Осознав, что говорить я почему-то не могу, знака­ми попросила у заглянувшей медсестры ручку и бумагу, на которой дрожащей рукой вывела «дормапрпп». Это сло­во, по моему мнению, четко передавало оголодавшее со­стояние, и я ужасно раз­дражалась, что врачи меня не поняли и чему-то сильно радуются. В ито­ге покормили меня только на следующий день…

Еще два дня пролетели как в тумане: я то приходи­ла в себя, то проваливалась в какие-то яркие психоде­лические сны. Зеркала мне сначала не дали, поэтому я только на ощупь могла по­нять, что осталась практически лысой (врачам было не­обходимо добраться до раны), без пары передних зубов, а через весь лоб протянул­ся толстый шрам. Я периоди­чески пыталась встать с кро­вати (врачи даже подумы­вали о том, не привязать ли эту беспокойную пациентку) и почему-то упорно не могла расстроиться. Как будто кто- то смелый и сильный, какая- то новая Юля в моей голове пресекала все мои попытки поныть. Кома 9 дней? Зато живот «ушел» и ноги похуде­ли! Шрам на лбу? Тоже мне проблема в наше время лазер­ной косметологии! Нет бро­вей? Нарисуем! Зубы? Вста­вим! Лысая? Так это же стиль­но! Осталось еще немного похудеть, купить зеркальные «авиаторы» и кожаные шор­ты. Будет секси!

Кстати, больше, чем шрам на лбу, меня раздражал след от трахеотомии на шее. Ког­да я потом рассказала об этом маме, она поразила меня сло­вами: «Нестрашно, сделаем на этом месте крутую тату»!

Я с удивлением прислуши­валась к своим новым мыслям и вдруг неожиданно поняла, что такое счастье. Ведь поч­ти любая жизненная ситуация состоит и из плюсов, и из ми­нусов. А быть счастливым — это уметь обращать внима­ние лишь на положительные стороны. Раньше мое подсо­знание все время цеплялось за негатив. Но после того как я выжила вопреки подозрени­ям врачей, заново научилась ходить, говорить и увидела, как дорога всем моим близ­ким, я просто не имела права скатываться «в аут».

Через пару дней после мо­его пробуждения ко мне пу­стили сестру и маму, а спустя еще два дня благодаря стра­ховке от фирмы, где я рабо­таю, меня перевели в платную клинику, куда было разреше­но приходить всем друзьям.

И вот тут я поняла, насколько у меня их много! Уже на сле­дующий день весь персонал клиники, завидев большие компании с шарами, цвета­ми и мягкими игрушками, не спрашивая указывал: «Сер- пецкая там!»

Некоторые из моих друзей взяли шефство над Нэлл, при­езжая на окраину Москвы, чтобы поиграть с моей тоску­ющей девочкой и выгулять ее.

Понемногу приходя в себя, заряжаясь еще большим пози­тивом от любящих меня лю­дей, я между делом узнавала, что у меня сломано несколь­ко ребер, серьезная черепно­мозговая травма и компресси­онный перелом шейного по­звонка. Симпатичный доктор, который помогал мне зани­маться лечебной физкульту­рой, никак не мог поверить, что я искренне проявляю по­ложительные эмоции. Он го­ворил, что в большинстве слу­чаев при таких травмах паци­ентам нужна психологическая помощь, чтобы не началась депрессия.

А я отчего-то чувствовала себя неотразимой (и это даже после того, как мне вручили зеркало) и всячески прихора­шивалась перед его приходом, активно строя ему глазки.

Он радовался и называл меня рожденной в рубашке, восхи­щаясь тем, что я вообще смог­ла вернуться в этот мир.

9 марта я отпраздную 2 года со своего второго дня рождения. С тех пор мои во­лосы отросли, а шрам посвет­лел и стянулся. Инвалидом мне довелось побыть всего год. Нет, не потому что я чудо­действенным образом исцели­лась! Просто, как оказалось, чтобы подтвердить инвалид­ность, необходимо столько этажей и инстанций обежать на своих двоих, что проще считать себя здоровой. Глав­ное, что я могу ходить, танце­вать и даже садиться на шпа­гат (хотя до аварии мне твер­дили, что я «деревянная» и непластичная). А некото­рые ограничения открывают перед нами лишь новые воз­можности. Нельзя находиться на солнце? Не поеду на море, открою для себя северные страны. Алкоголь строго про­тивопоказан? Отлично, буду дегустировать смузи! Не сто­ит заниматься верховой ез­дой? Значит, в свободное вре­мя освою пол дэнс.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *