Бодипозитивизм

Движение, которому часто приписывают грешки вро­де оправдания лени и об­жорства, начиналось вооб­ще не с того, кто красивый, а кто должен полюбить себя немедленно. “Принято счи­тать, будто бодипозитивизм придумали воинствующие феминистки. Таким толь­ко намекни — живо покажут небритые подмышки в под­держку идеи, что женское тело не товар, — поясня­ет психолог, гештальттера- певт Анна Назарова. — Име­ют право, кстати. Но речь изначально шла о приня­тии себя после травмати- зации. Изменилось тело — надо научиться жить с ним. Не запирать себя в четырех стенах и уж тем более не стыдиться своей инаковости. Речь о том, чтобы жить полной жизнью”.

Обладая знанием от Анны, плоско шутить про неухоженных толстых тете­нек “на бодипозитивчике” становится чуть-чуть нелов­ко, правда? “Минуточку, — возможно, скажешь ты. — А что насчет корпулентных моделей, которых почему-то фотошопят и ставят на глян­цевые обложки, — где тут по­зитив? Зачем непременно любить себя со всеми тре­щинками, если можно вы­глядеть лучше? И не ты ли, милый Women’s Health, при­зывал нас, читательниц, по­внимательнее относиться к собственной жизни и здо­ровью?” Все так. Но давай различать понятия. Говоря о принятии своего тела, важ­но выйти из дискурса “кра­сиво” и “любить себя”. Боди- позитив — про другое. Про то, что твое тело — с рас­тяжками после родов или с признаками целлюлита, с лишними килограммами или невероятно хрупкое, само по себе ценно и не мо­жет быть причиной сты­да. Ты имеешь право рас­страиваться из-за прибавки в весе, но кто сказал, что ты лентяйка и фу? Хочешь вы­глядеть лучше? Окей. Только не считай организм каприз­ником, который должен бы соответствовать концепции 90-60-90, но из вредности сопротивляется.

Ты же понимаешь, лю­бую идею можно вертеть как угодно и довести до аб­сурда, история политиче­ской мысли — тому пример. Но сам по себе бодипози- тив — про настоящую жизнь, про тебя здесь и сейчас, про возможность посмотреть на себя и окружающих, от­бросив нереалистичные пластиковые стандарты.

Это и означает относиться внимательно к своей жизни. И здоровью.

Честно говоря, в том, что человечество решило за­медлиться, нет ничего уди­вительного. Мы несемся по жизни с такой скоростью, что не всегда ясно, куда и за­чем. Хуже того, в погоне за “быстрее, выше, сильнее” подхватываем болячки, ко­торые раньше грозили толь­ко старикам: инфаркты и ин­сульты в 25-30 лет случаются не от хорошей жизни. Или вот еще цифра: 40% работающих людей жалуются на стресс, больше четверти — на выго­рание и тотальную усталость. Британский психолог Гай Клакстон объясняет: “Сложи­лась внутренняя психология спешки — минимум време­ни, максимум эффективно­сти, — и с каждым днем эта потребность все сильнее”. Что в итоге?

А в итоге врачи не справ­ляются с потоком пациентов, жалующихся на бессонницу, мигрени, гипертонию, астму, проблемы с пищеварением — и все это последствия стресса. В Японии даже термин придумали — karoshi. Звучит вроде приятно, а означает тем временем смерть от пе­реутомления. Судя по все­му, быстрее и больше совсем не равно лучше. И, начав с фастфуда, мы стремитель­но переходим на фаст-все, нередко жертвуя качеством. Как раз о нем напоминают слоулайферы, когда призы­вают жить осознанно. “Мед­ленная” мода предлагает, например, выбирать класси­ку из качественных и, значит, не самых дешевых матери­алов, а не закупать по бро­совым ценам килограммы шмоток, чтобы через сезон отправить их на свалку.

“Нам, уставшим от без­умного ритма мегаполисов, привыкшим к таймингу и пла­нированию, идеи slow life по­зволяют задуматься, что есть и другая жизнь — более есте­ственная и медленная, — де­лится психолог Юлия Василь- кина. — И даже отдельные (для начала) принципы по­лезны, чтобы проживать СВОЮ жизнь и чувствовать СЕБЯ”. Главное — не бросать­ся в новые крайности и не за­стыть во времени.Как сказал один из основоположников движения Карл Оноре, “ког­да нужно торопиться — торо­пись. Но там, где естественно не спешить, не гони”.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *