Помочь осуществить мечту

Началось все на пре­зентации умных часов. Время тяну­лось мучительно долго. Организато­ры никак не могли вывести картинку на экран, гости жались по углам и пытались пере­кричать Рианну, что в принципе невозможно. А ко мне подошла Вика, с которой мы раньше рабо­тали в большом журнале.

Забота о собственном здоровье – это важная составляющая нашей жизни. На странице http://www.medmoon.ru/medicina/mildronat.html можно подробно прочитать про препарат Милдронат, который пользуется широкой популярность среди людей.

— Привет! Как ты изменилась! Прекрасная презентация, и часы обещали подарить, так хочется часы! А я не выспалась, приехала сюда прямо из аэропорта, летала в Ереван! — восклицала Вика.

— Надо же, — ответила я на все сра­зу. — И как тебе город?

— Ой, очень красиво, уютно, мило! Кстати, я встречалась там с На­ной Мурадян! Помнишь, стажи­ровалась у вас в отделе девочка? Ты ее еще из профессии выгнала!

Как я удивилась

— Я выгнала?! — у меня даже в гла­зах потемнело. Нану я помню, она славная. И не выгоняла я ее. Она походила к нам немного и попро­щалась, уехала домой.

— Да, ты обругала ее текст и сказа­ла вроде, что она не журналист.

Тут на мое счастье починился проектор и началась официальная часть презентации. Об умных часах я думать не могла, а могла только о собственной глупости. Что же я ляпнула, если человек сбежал из журналистики в Армению?

Вечером я нашла Нану в «Фейс­буке” и написала ей осторож­ное сообщение: мол, как дела, чего новенького. Она быстро откликнулась и даже как буд­то обрадовалась. Была весела, радз^шна, прислала фотографии детей. И как-то так вышло, что у меня теперь появились планы на ближайшие длинные выход­ные: я еду в Ереван.

Как я спорила

Но дороге в аэропорт я несколько раз норовила свернуть не туда и опоздать на рейс. Лететь было страшно. Сестра Ж., которая меня провожала и должна была потом вернуть мою машину во двор, ругалась:

  • Не хочешь лететь — оставайся дома. Далась тебе эта Нана.

Ты о ней за все эти годы ни разу не вспомнила!

  • Вот именно. Сломала девушке жизнь и забыла. Антонина — человек-дрянь.
  • Да что ты ей такое сказала?
  • Не знаю! Помню только, что я читала некоторые ее статьи, и она не очень хорошо писала, топорно как-то, без фантазии.

Но могла бы научиться со време­нем. Один текст помню — про ар­мянскую кухню, он у нее получил­ся просто отличный. И я вроде бы даже ее похвалила…

  • Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется, — изрек Тютчев в образе сестры Ж.
  • Слушай, я не лечу людей, не спа­саю китов, не делаю научных открытий в микробиологии

и не строю дома. Я со словами работаю. И уж за них-то должна отвечать. И предугадывать, что и как отзовется!

  • Да просто ты сама на разговоры реагируешь острее, чем на дела.
  • Не болтай глупостей! — немед­ленно обиделась я.
  • Да почему “глупостей”? — не со­глашалась Ж. — Кто бросил скрип­ку, потому что мама после твоего отчетного концерта в музыкалке пожаловалась на зубн}гю боль?

А кто передумал становиться ветеринаром, когда попугайчик обозвал тебя дурой? Кто не читает Мураками, потому что русский переводчик злоупотребляет сло­вами “ошметки” и “плюхнулся”? Кто расстался с мужем, который говорил “звОнит” и “разбувайся”?

  • Знаешь, я не только поэтому с ним развелась!
  • Угу. А я тебя потом утешала, вы­тирала слезы и иронизировала: «Ну да, конечно, ты же такая ста­рая, аж 28 лет, никогда не найдешь другого мужчину!” И ты запомни­ла все, кроме иронии, и не разго­варивала со мной две недели.
  • Ладно, согласна. И все равно вы были не правы. Надо думать, что говоришь. Слово — очень мощное оружие. Я бы на него разрешение выдавала.
  • Передам это попугайчику, — за­смеялась сестра Ж., и мы приеха­ли в аэропорт.

Как я гостила

В Ереване меня встречала Нана, неимоверно похорошевшая. Она категорически отказалась везти меня в гостиницу: «Что ты, только к нам!” И мы отправились в дом, который ее муж Карен построил сам. Там меня поили кофе с пи­рожными, а потом Карен предло­жил съездить в центр — погулять и зайти в их семейное кафе.

  • У нас готовят по рецептам На­ны, — сказал он и с такой любовью посмотрел на жену, что мне даже стало неловко.

Кафе было небольшим, но очень уютным, с миллионом маленьких деталей. Я запомнила старинный фотоаппарат “Ломо”, большой тяжелый утюг и печат­ную машинку, на которой хорошо

бы написать толстый роман. Мне устроили вкуснейший ужин, и по­сле пятисотой чашки кофе я на­клонилась к Нане, чтобы молить о пощаде и последнем пирожном. А заодно задать все-таки вопрос:

  • Скажи, ты правда тогда уволи­лась из-за меня?
  • Да, и очень тебе благодарна! — Нана еще шире открыла свои огромные глаза. — В Москве я за­нималась ерундой. А здесь меня ждал Карен. Теперь у нас дети, дом, кафе, скоро открываем вто­рое. Я и не думала, что буду так счастлива.

В этот момент Айк, пятилетний сын Наны, вдруг с серьез­ным лицом запел: “Матрасные слова-а-а-а”.

  • Это он бабушкиных романсов наслушался, — засмеялась Нана. — «Напрасные слова”, ты узнала?
  • Конечно, он чисто поет. Только дальше там по тексту “виньетка ложной сути”. Не знаю, как он вы­крутится, — ответила я. А сама думала о том, что, похоже, мои-то слова не были напрасными.

Как я догадалась

Я вернулась в Москву и с порога залезла в старую почту. А там на­шла свое письмо Нане. “Дорогая Нана! Спасибо за статью про ар­мянскую кухню! Это даже не журналистика, а литература. Ты так описываешь еду, что наверняка можешь стать поваром”.

И тут я все поняла. Конечно, важно думать, что говоришь.

И уметь промолчать, если сказать нечего. Только вот люди часто слушают и читают не тебя, а себя. Ищут в твоих словах подтвержде­ние своим мыслям и чувствам. Нана хотела вернуться в Ереван, любить Карена и готовить по вол­шебным рецептам, поэтому в мо­ем письме увидела только: “Ты не журналист, становись поваром”. И я уже не буду ее разубеждать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *