Планы и воспоминания

В старших классах я принципиально справляла Новый год одна. Уходила из родительской квартиры к бабушке с дедушкой, а они шли к нам. Удаляющийся дедов голос, перечисляющий, что мне съесть и как не заскучать, звучал в подъезде гулко и торжественно, будто приветствие Деда Мороза.

Одна! В Новый год. Пройдя вальсом по маленькой квартир­ке в одну сторону и гопаком — в дру­гую, безнаказанно вкусив по ложке прихваченных собой салатов (прямо сейчас, а не «когда все сядут за стол»), я на­ходила в себе силы успокоиться и позвонить домой, отрапорто­вать: «Дошла. Видик в порядке». Именно видик, видеомагнитофон, супертехника девяностых, был моим главным новогодним сооб­щником. Как примерная дочь, я не могла так просто уйти из отчего дома наперекор традициям. Пото­му прикрытием служил дутый по­вод: «Должен же кто-то записать на кассету новогодний концерт!» Любимые артисты, новые песни, умопомрачительные наряды, сер­пантин, шутки… Эту долгождан­ную телевизионную вакханалию невозможно смаковать в деталях, когда в доме полным ходом «отме­чают». В одно ухо тебе наперебой рассказывают об итогах и планах, в другое кричат: «С наступаю­щим!» А так хочется послушать новую историю от начинающего юмориста Галкина (откуда мы могли знать, что он с нами теперь навсегда?)!

Записать концерт на видео по тех­ническим причинам можно было только с телевизора бабушки. Но кто, вместо того чтобы угощаться и веселиться, согласится отпра­виться куда-то в мороз, чтобы встречать Новый год один на один с голубым экраном?

— Я! Я могу! — отважный доброво­лец в моем лице нашелся слишком быстро. Наверное, это выглядело подозрительно. Домашние пона­чалу засомневались и стали искать поводы отказать… Но мы с ви­диком молниеносно утеплились (утонченного японского друга ни в коем случае нельзя было заморо­зить, потому он кочевал в пуховом одеяльце) и ретировались.

На следующий год ситуация ка­залась уже рядовой — как легко, оказывается, создавать собствен­ные традиции. Когда гости сту­чали в нашу дверь, мы с верным видеотоварищем радостно шагали в противоположную сторону — «записывать концерт».

Уже сейчас — с тремя собственны­ми стремительно взрослеющими детьми — я нет-нет да и задума­юсь. Как же так? Как родители смирились с тем, что девочка-под­росток в Новый год сидит в пустой квартире совсем одна и чурается всеобщего веселья? Неужели они совсем не волновались, не сомне­вались, не мучились? Теперь мне кажется, что в их реакции было много взрослого доверия, понима­ния и… молчаливого одобрения. Ведь сами они никуда уже не мо­гли убежать от шаблонов Нового года — ночного переедания, обя­зательного игристого в натертом до блеска хрустале, танцев, не­пременно «до упаду». Хотя мама, вероятно, с радостью бы «упала» сразу после того, как собрала и на­крыла трехметровый новогодний стол. Да и папа был бы не против снять непривычный галстук и есть оливье удобной, а не праздничной мельхиоровой вилкой. И не посре­ди ночи, а хотя бы в восемь вечера. Но они давно и прочно были взрослыми. И встречали Но­вый год «как полагается». А мне в несерьезном пубертате было простительно поступить как хочется.

Конечно, хитрый план вполне мог провалиться: какие правильные родители отпустят ребенка одного в новогоднюю ночь? Наверное, мои все-таки были не до конца «правильными». И точно — муд­рыми. Прикрывая перед гостями бегство подростка, показательно верили в мое мнимое самопожерт­вование. Как-то выкручивались, рискуя родительской репутацией. Ведь гости непременно удивля­лись и интересовались: «А где это во время главного семейно­го праздника пребывает ваша девочка?»

А «девочка» в тот самый момент замечательно отмечала наступление Нового года. Не раздражалась на дежурные вопросы вроде «Как ты закончила полугодие», «А зага­дала ли ты желание? А какое?» Не испытывала глубоких пережи­ваний по поводу неважно сидя­щего платья. Не чувствовала себя лишней за взрослым столом. И не скучала ни одной минуты. Вся эта шелуха оставалась за пре­делами тихой пустой квартиры.

Сидя в глубоком дедовом кресле, с чашкой из парадного сервиза в одной руке и пультом от видика в другой, я испытывала новые, упоительные чувства — свободы и удовлетворения. Ну разве не удивительно, что человек, кото­рого все считают ребенком, вдруг на несколько часов превращается в совершенно самостоятельно­го взрослого? Ничего, что после праздника его вновь начнут называть Леночкой. Чудо уже произошло.

Нет, я не стала отшельником, букой и бякой, принципиально отрицающей Деда Мороза. Сейчас я — примерная жена и мать — не­жно люблю Новый год и тради­ционно накрываю трехметровый стол. Из-за которого, если честно, иногда так хочется сбежать… к ро­дителям. Чтобы хотя бы в главную ночь почувствовать себя настоя­щим, всамделишным ребенком. Уж я-то знаю, в Новый год чудеса обязательно происходят.

Вот только чтобы вернуться в отчий дом, мне теперь нужно преодолеть почти четыре тысячи километров. И, вероятно, даже пропустить в дороге новогодний концерт.

Впрочем, грустить причин нет. Моему сыну как раз идет тринад­цатый год. И что-то подсказывает мне, что, при всей любви к нам, он будет счастлив остаться дома «за­писывать видео». И так уж и быть, из последних сил держа на лице маску детства, выслушает наши с отцом наставления, что ему съесть и как не заскучать.

Далеко не во всех местах есть доступ к электрической сети. Генераторы различных образцов помогут решить эту проблему. Благодаря оналйн магазину можно подобрать генератор наиболее подходящий по цене и функциональности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *