Любимый питомец

Мы с мужем поженились через семь лет отношений, с детьми тоже не спешили: вот купим квартиру, получим повышение… Но в 2017 году из-за стресса и похудения у меня произошел гормональный сбой. Врачи уверяли, что ничего серьез­ного, но история с планированием ребенка растянулась на два года.

Я делала уколы в живот, не выле­зала с УЗИ, ходила по остеопатам, пила таблетки и китайские травы — настолько же отвратительные, насколько дорогие. Всё впустую. Ощущение было, что я иду против хода эскалатора — энергозатратно, неэффективно, бессмысленно.

После очередного пролета с зачатием впервые в жизни я напи­лась. Муж провел ту ночь рядом, подсовывая бумажные полотенца и слушая монологи в духе «Жизнь — тлен» и «Я недоженщина». А утром пришел со стаканом воды и спро­сил: «Ну что, когда поедем за кошкой?» Выяснилось, что я показы­вала ему фото кошки из Instagram одного приюта и говорило, что мечтаю о ней Видимо, в подсозна­нии сидело желание заботиться хоть о ком-то Плюс есть примета: не можешь забеременеть — подбери котенка на улице. Но это же бред! Я журналист, пишу о здоровье, сторон­ник доказательной медицины, а тут — котенок как гаран­тия беременности! Следующие два дня мы придумывали причины, почему нам нельзя заводить питомца: работа до ночи, путешест­вия, новый диван и пожизненный траур по моему коту, который умер три года назад.

Вдруг нас осенило: мы даже кошку боимся пустить в свою жизнь, какой там ребенок! Мы привыкли упиваться занятостью, страдать от нехватки времени и наслаждаться идеальным порядком в квартире, в которой почти не бываем… И всё-таки мы решились. Накупили кошачьих вещей. Установили сетки на окна. Сгоняли на дру­гой конец Москвы познакомиться с той самой Мелиссой из Instagram. И поняли, что чувствует отец ребенка, когда жена вот-вот прие­дет с ним из роддома. Через три дня Мелисса была у нас.

Современные двигатели требуют хорошего охлаждения для чего используются различные патрубки. Например, силиконовые патрубки москва востребованы на рынке благодаря своим хорошим рабочим качествам.

Помню первое утро. Мы ехали на работу и знали, что нас кто-то ждет дома. Что нас стало трое: Оля, Вадим и Мелисса. Я почти физически ощущала, как снялся какой-то психологический блок: мы сломали старую систему и начали строить новую жизнь. Кстати, мой психолог говорит, что кошка — сим­вол любви к себе, и мы останавли­ваем вечный бег, чтобы погладить ее и заразиться безмятежностью.

Народная примета сработала: ровно через месяц я забеременела. Те же схемы лечения, те же врачи, но другая я и другой результат. Увы, та беременность замерла в восемь недель. Изнутри раздирала боль, пустота и безответное «Почему?». И снова спасла Мелисса. У нее ведь тоже сложная женская история: до приюта она жила в семье алко­голиков, добывала еду на улице и приносила котят, которых у нее отбирали… К счастью, через полгода я снова забеременела — на этот раз удачно. Пока не вырос живот, Мелисса на нем лежала, помогая снять тонус. А в третьем триместре мы каждое утро вставали в четыре часа и вместе ели на кухне — у обеих это было лучшее время в жизни. Скоро год, как нас четверо: добавился Лёва, который таскает Мелиссу за хвост!

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *