Практически одновременно

Считается, что говорить и врать люди научились практически одновременно. Неизвестно, когда именно это произошло, но примерно сто тысяч лет спустя сериальный доктор Грегори Хаус цинично подвел итог: «Все лгут». С этим пришлось смириться, но вопросы остались. На них и попробуем ответить максимально честно

Только люди умеют врать?

Вовсе нет. Например, птицы, которые притворяются ранеными, чтобы увести хищника от гнезда, — не выдумки писателей-нату- ралистов, а реальный факт. Или возьмите знаменитую гориллу Коко, которая участвовала в исследовательской программе Стэнфордского университета и выучила около тысячи слов на языке жестов. Однажды она вырвала из стены раковину, а когда ученые заметили погром, Коко жестами показала: «Это сделала кошка». Свалила вину на другого и даже не покраснела.

Существует масса исследований на эту тему, и данные их разнятся. Если прямо спросить: «Сколько раз вы соврали за последний час? День? Неделю?» — велика вероятность, что человек солжет или просто не сможет вспомнить все случаи.

Психолог Роберт Фельдман из Массачусетского университета пошел другим путем. Он записывал на видео разговоры незнакомых между собой людей. Затем участники просматривали запись и отмечали те моменты, где они были «недостаточно точны». Фельдман специально использовал этот деликатный эвфемизм, чтобы люди не стыдились признаваться, что сказали неправду. Выяснилось, что 60% испытуемых соврали хотя бы раз в течение десятиминутной беседы.

При этом в среднем каждый участник сказал 2,92 «неточности». Другие исследования показали, что мы лжем чаще, когда устали, в состоянии стресса, видя, как другие обманывают, и в те моменты, когда не можем рационализировать свой поступок: «Мне пришлось соврать, потому что…»

Почему мы говорим неправду?

Согласно данным профессора Тимоти Левина, опубликованным в журнале National Geographic, в 31% случаев мы лжем, чтобы получить выгоду, 22% — чтобы скрыть допущенную ошибку или преступление, 14% — чтобы избежать неприятных нам людей, 8% — чтобы создать более выгодное впечатление о себе, 5% — чтобы пошутить, заставить окружающих смеяться, 5% — из альтруистических соображений, чтобы помочь другим, 4% — чтобы навредить им, 2% составляет социальная ложь вроде: «Нет, вы меня не беспокоите». Еще в 9% случаев вруны не могли назвать причину.

Ложь — это всегда плохо?

Неправду можно поделить на две группы. Антисоциальное вранье — когда мы обманываем исключительно ради собственной выгоды. И просоциальное — когда человек принимает во внимание интересы окружающих. Мы привираем, чтобы:

пощадить чувства близких: «Именно о таком шарфике я мечтала!»;

успокоить: «Все в порядке, не волнуйся»;

подбодрить: «У тебя отлично получается!» Ученые из Уортонской школы бизнеса отмечают, что просоциальная ложь объединяет

и укрепляет связи между людьми. Даже если вранье шито белыми нитками, оно не вызывает негатива. Это тот случай, когда благие намерения ценятся выше истины. Впрочем, мы и без всяких ученых знаем, что вместо «Какие невоспитанные дети» лучше сказать: «Какие живые и непосредственные малыши».

Что у нас в голове?

Джошуа Грин, ученый из Гарвардского университета, утверждает, что по снимку головного мозга можно определить, когда человек обманывает. А все потому, что ложь — это тяжелая работа. МРТ-скан показал активизацию префронтальной коры, отвечающей за планирование и принятие решений. В тот момент, когда мы говорим неправду, в крови увеличивается уровень гормонов стресса кортизола и адреналина. Другими словами, ложь заставляет наш мозг работать сверхурочно, и это в перспективе может не лучшим образом отразиться на здоровье. Исследователи из Университетского колледжа Лондона сканировали мозге помощью МРТ и обратили внимание на амигдалу — отдел головного мозга, который отвечает за обработку эмоций. Они увидели, что с каждой новой неправдой реакция амигдалы слабела, даже если ложь становилась серьезнее. То есть чем дальше, тем проще лгать и не переживать по этому поводу.

Натяжные потолки очень популярны благодаря возможности подобрать хороший дизайн и умеренной стоимости. Поэтому натяжные потолки Белогорск пользуются заслуженным спросом.

Почему некоторые врут как дышат?

У патологических лжецов нет особых поводов для этого, да и выгоды часто тоже. Иногда факты искажают, чтобы получить идеализированный образ самого себя. Возможны более частные случаи, вроде «синдрома Мюнхгаузена», когда человек симулирует симптомы болезни, чтобы получить внимание, заботу и поддержку, которых не хватает в «здоровой» жизни. Патологическая ложь может быть симптомом других психических диагнозов: психопатии, социопатии или нарциссического расстройства личности. Исследователи из Университета Южной Калифорнии выяснили, что мозг патологического лжеца отличается от мозга обычного человека. Первый имеет меньшую массу серого вещества в префронтальной коре и увеличенную массу белого вещества. По мнению ученых, это означает, что у пациента хорошо развиты качества, необходимые для вранья (связная речь, умение управлять своими эмоциями) и меньше моральных ограничений, чем у более правдивых соплеменников.

Как работает детектор лжи?

Полиграф измеряет физиологические реакции нашего организма (пульс, частота дыхания, давление, реакция кожи) на задаваемые вопросы. Адепты утверждают, что если их правильно задавать и интерпретировать данные прибора, то достоверность результатов составляет 80-90%. Скептики называют цифру 60%.

Чаще выдаются ложно позитивные результаты, то есть детектор может запросто выставить лгуном человека, который на самом деле говорит правду.

В России полиграф широко используется коммерческими компаниями для проверки сотрудников. Делать это можно лишь с письменного добровольного согласия испытуемого, а результаты законодательной проверки не могут являться юридическим доказательством вины человека.

Что у трезвого на уме. то у пьяного на языке?

Мы привыкли считать алкоголь «сывороткой правды». Мел Гибсон на заре эпохи политкорректности попался копам пьяным за рулем, зачем-то произнес прочувствованную антисемитскую проповедь и на несколько лет превратился в Голливуде в персону нон-грата. Извинения в духе «на самом деле я не такой и уважаю евреев» никого не убедили. И для этого есть основания. Алкоголь тормозит работу головного мозга, поэтому нарушаются процессы, отвечающие за наше поведение. Мы хуже обрабатываем собственные эмоции и информацию, поступающую из внешнего мира, не успеваем просчитать последствия своих слов и поступков, снижается и способность к планированию, потому лгать становится слишком сложно. Спиртное не делает человека антисемитом, оно отнимает умение подгонять наши эмоции и убеждения под социальные нормы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *