ЧЕЛОВЕК ЗА БОРТОМ

ЧЕЛОВЕК ЗА БОРТОМЕсли представить жизнь как плавание, то мы годами обустраиваем свой корабль, ждем попутного ветра, набираем верную команду и рисуем карты рифов. А что делать, если внезапно мы оказываемся за бортом’? И дубовая обшивка капитанской каюты, занавески и вышколенный кок больше не имеют значения, а главным становится умение плавать, наличие спасательного круга и вера в себя? Человек за бортом — вот картинка, передающая сущность психической травмы.

С наступлением эпохи автомобилей и железной дороги любой человек мог оказаться в экстремальной, катастрофической ситуации. Поезда сходили с рельс, автомобили попадали в аварии, а медики копили случаи специфических нервных расстройств, от которых страдали жертвы прогресса. Началась многолетняя дискуссия о том, почему и как повреждается нервная система у жертв железнодорожных катастроф. Во-первых, нарушения появлялись не у каждого пассажира, выжившего после аварии. Во-вторых, у больных с симптомами нарушений нервной системы не было серьезных телесных повреждений — только ушибы и испуг. В-третьих, нарушения нервной системы развивались не сразу, а через некоторое время. К симптомам так называемого железнодорожного спинного мозга относятся раздражительность, ощущение общей разбитости, ухудшение памяти и растерянность, нарушение сна, головные боли, напряжение и общая мышечная слабость. Медики предположили, что наибольшему риску подвергаются пассажиры, сидящие спиной по направлению движения — в момент удара у них происходит сотрясение спинного мозга, которое и считали причиной заболевания.

Постепенно в обиход медицинской общественности вошло название «нервная болезнь после несчастного случая», а позже появилось название «травматический невроз». Врачи также отметили, что бедствие, перенесенное пациентом, могло иметь не только негативные, но и позитивные последствия. В некоторых случаях психическая травма приводила к коренным изменениям в жизни, росту и развитию человека, улучшению отношений с людьми и миром в целом! В термин «психическая травма» стало вкладываться не только значение «повреждение», но и «изменение» — попав в ситуацию столкновения с конечностью своей жизни, человек меняется.

Травмирующей может стать стрессовая ситуация любого характера. Вопрос в том,насколь-ко близко к сердцу, личностно воспримет эту ситуацию человек. Одинженский журнал описывает случай, когда для развития нервного расстройства у пожилой дамы хватило кражи кошелька из ее сумочки — это стало символом ее беззащитности, уязвимости и хрупкости. С другой стороны, при наличии философского настроя и определенного смирения перед лицом судьбы люди переносят тяжелейшие испытания и страдания, выживают в ситуации прямой угрозы жизни. Так как любая критическая ситуация — это угроза жизни, в буквальном понимании или в переносном значении (так как произошедшее событие безвозвратно меняет нашу картину мира и делает невозможной прежнюю жизнь — такую, какая она была), то любое переживание — это борьба за жизнь. Как пишет в своей книге «Психология переживания» Федор Василюк, «переживание в предельно абстрактном понимании — это борьба против невозможности жить, это в каком-то смысле борьба против смерти внутри жизни».

Психическая травма невозможна без инцидента, переворачивающего вверх дном весь внутренний мир человека. Сам инцидент может быть единичным травмирующим событием или чередой однотипных травмирующих событий, давших накопительный эффект. Инцидент, событие разбивает субъективное переживание времени человека на три плоскости: «до», «во время» и «после». «До», «во время» и «после» не сливаются, образуя единую линию времени, а существуют в психической реальности человека сами по себе. «До» — это вся жизнь, прошедшая до момента события, включая его причины и предпосылки.

Человек, находясь во внутреннем времени «после», возвращается ко времени «до», фантазируя о будущем без инцидента: «Если бы тогда я не поторопился, не сделал поспешного действия, выбрал другую дорогу… Все было бы по-другому». Эти размышления и фантазии дополнительно травмируют, так как дают основания для размышлений «Почему я?», «Этого можно было избежать». Переживая время «после», пострадавший не может обратиться к своему прежнему жизненному опыту и существует в подвешенном состоянии — без прошлого. То прошлое, которое у него было, теперь, после инцидента, не имеет ценности. Другого прошлого нет, настоящее неопределенно, а будущее непредсказуемо. Феномен разрыва времени лежит в основе переживания психической травмы и является одним из ее важных показателей.

Один из способов психотерапии психической травмы — это восстановление переживания непрерывности внутреннего времени. Когда разрывы между «до», «во время» и «после» заращиваются, пострадавший получает доступ к ресурсным, важным переживаниям и воспоминаниям и в опоре на них может смотреть в будущее.
мнение эксперта

Жизнь по своей сути экстремальна. Экстрим — это то, что выходит за рамки рутины, то, что находится за нашими внутренними границами допустимого. Перейти их — значит узнать о себе что-то важное, получить бесценный опыт. Конечно, понятие экстремального у каждого свое.

Для сильного мужчины, экстремала, может быть немыс лимо признаться в своем страхе. Или громко заявить о себе на публике. Или заплакать при свидетелях.

Переход этих границ может стать ключом к росту. Даже если это произошло в результате несчастного случая. Важно — можем ли мы этот опыт принять, сделать своим. Не все берут — проще сдаться, стать жертвой: «Лечите меня, заботьтесь обо мне!».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *