ПРОТИВОРЕЧИВЫЙ ИМПЕРАТОР

ПРОТИВОРЕЧИВЫЙ ИМПЕРАТОРЕсли у писателя или живописца аномалия психики, отражаясь в его произведении, нередко играет роль позитивного фактора, то у психически больного государственного деятеля отсутствует промежуточный фактор — художественное произведение. «Произведением» становится государство, народ которого непосредственно на себе испытывает все последствия «патологического творчества» своего монарха.

Рассмотрим с этой точки зрения Наполеона Бонапарта. Фигура подобного масштаба не может не вызывать полярных оценок. С одной стороны в его адрес раздаются такие эпитеты, как «божий посланник», «мученик за человечество», «новый Прометей», «новый Мессия», с другой — «разбойник вне закона», «корсиканский людоед», «антихрист». И если для Гете он «полубог», то для Льва Толстого — «блестящая самоуверенная ограниченность». Поэтому Дмитрий Мережковский называл гений Наполеона «соединением противоположностей».

Психологи, изучавшие наследственность Бонапарта, отмечают у его отца помимо склонности к алкоголизму «ненасытное честолюбие, коварство… и беспокойную нервную горячность», что напоминает нам черты, которыми обладал и французский император. О своем детстве Наполеон вспоминает: «Я был шалун, драчун, бедовый мальчишка… Я был склонен к ссорам и дракам, я никого не боялся. Одного я бил, другого царапал, и все меня боялись». В этом случае можно думать о патохарактерологическом развитии личности подростка, которое с годами нарастало, приобретая все более выраженные психопатические черты.

Внешность Наполеона изобиловала многими признаками дегенерации: маленький рост (1 метр 51 сантиметр), несоразмерные туловищу руки и короткие ноги. Голова также имела много аномалий: громадные челюсти, выдающиеся скулы и глубокие впадины глаз, редкая борода, асимметрия лица. Но внешность часто бывает обманчива. Абсолютная память позволила Наполеону успешно усвоить в школе математику. А последнее обстоятельство помогло стать хорошим артиллеристом. Артиллерия же во все века являлась «богом войны». Вот такая любопытная корреляция между психологической способностью и будущей карьерой победоносного военачальника. Император признавался: «Память у меня изумительная. В молодости я знал… не только имена всех офицеров во всех полках Франции, но и места, где набирались эти части. И где каждая из них отличилась».

По современным представлениям Наполеон был трудоголиком. «Я всегда работаю: за обедом, в театре, просыпаюсь ночью, чтобы работать. Я сегодня встал в два часа ночи… чтобы посмотреть военные отчеты, поданные накануне вечером; нашел в них двадцать ошибок и поутру отослал о них замечания министру». По мнению Наполеона, различные вопросы государственного управления в его голове были систематизированы в определенном порядке, подобно тому, как в шкафу в установленном месте разложены всевозможные предметы.

Начальнику своего штаба маршалу Бертье император считал необходимым расписывать в специальной «Инструкции» все мелочи предстоящей военной кампании. Наполеон рассчитывает необходимое количество хлебопекарен и количество в них хлебопеков, составляет штатное расписание для хирургов, обслуживающих разные виды воинских подразделений. И это при общей массе войск (накануне франко-австрийской войны), достигающих 180 тысяч солдат! На вопрос, зачем ему в таком случае нужен Главный штаб, император ничтоже сумняшеся ответил: «Чтобы рассылать мои повеления». Даже отстраненный Наполеоном от власти комиссар Конвента Бар-рас признавал за императором «постоянную мозговую лихорадку», «вечную бешеную деятельность».

Примеры личной храбрости и мужества Наполеона, часто находящегося на поле боя, соседствуют с полярными свойствами психики. У него отмечали «женственность»; и повышенную чувствительность. Мадам де Ремюза дополняет: «От внезапно вызванной дурноты его надо было отпаивать сахарной водой с флердоранжем; очень тяжело он переносил неприятные запахи, для уничтожения которых приходилось жечь веточки алоэ».

Оказывается, Наполеон страдал гиппофобией (боязнью лошадей, особенно белых, которых никогда не было в его конюшнях), и вообще коротышка-артиллерист в седле сидел (вопреки широко распространенным парадным портретам) «мешком».

Различные методики по продвижению сайта поможет найти сео блог доступный всем желающим в интернете.

Юношеская вспыльчивость Наполеона перешла с годами в несдерживаемые вспышки гнева. Вместе с тем биографы отмечают, что в ряде случаев подобная гневливость разыгрывалась специально для достижения определенной цели.

Наряду с «бешеной деятельностью» Наполеон с молодых лет был подвержен мгновенно наступавшим приступам сильной слабости и сонливости, которую его современник доктор Барри О’Мира называл летаргической задумчивостью. Наполеон мог внезапно уснуть даже во время боя, в чем признавался сам: «Я привык спать на поле сражения». Перед началом Аустерлицкого сражения он заснул так глубоко, что «его с трудом разбудили», сообщает один из его адъютантов. В самый разгар боев под Ваграмом Наполеон ложится на медвежью шкуру и засыпает. Проснувшись через двадцать минут, он продолжает отдавать необходимые распоряжения.

Отличалась своеобразием и сексуальная жизнь Наполеона, которая поражала своей неадекватностью и внезапностью проявления. Их особенность состояла в том, что если страсть не удовлетворялась немедленно, то она так же быстро исчезала. Большинство женщин были для Наполеона «девицами для удовольствий».

Секретарь Бонапарта сообщает еще об одном характерном симптоме: «Император в минуты — или, скорее, часы — труда и размышлений был подвержен внезапному спазматическому движению… Оно выражалось в том, что его правое плечо часто и быстро вскидывалось вверх… Эта особенность нисколько не отражалась на его самочувствии, и он продолжал дергать плечом, не сознавая этого». Возможно, что эти малопонятные для окружающих приступы и послужили причиной того, что в более поздние времена биографы были склонны устанавливать Наполеону диагноз «эпилепсия». Эпилептическая болезнь имеет много вариантов течения и не всегда сопровождается падением, судорожным припадком и пеной, выступающей изо рта. Вряд ли есть достаточные основания утверждать, что французский император страдал этим заболеванием. Он прожил достаточно долго, чтобы даже скрыто протекающая эпилепсия проявила себя в полной мере, тем более что Бонапарт даже не пытался лечиться от этого расстройства. Его психопатологические характеристики также не соответствуют эпилептическому типу личности, хорошо описанному и давно известному психиатрам.

Одни психиатры склоняются к тому, что Наполеон страдал биполярным расстройством настроения, которые могут объяснить как его повышенную работоспособность и энергичность, так и его приступы апатии и депрессии. «Анормальный энтузиазм» длительное время приносил Бонапарту триумфальные успехи. Другиебиографы приходят к выводу, что император страдал «необычайно тяжелой психопатией с неврозом и невротическими припадками психогенного происхождения».

Наполеон боялся лошадей, особенно белых, которых никогда не было в его конюшнях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *