Сила воздействия

Сила воздействияСила воздействия на зрителя нового фильма Руминова и о том, что искренность и чистота автора искупает сле-зовыжимательную тематику. Но если провести сравнительный анализ двух пассий олигарха, то нынешняя -полная противоположность бывшей. Анна Меликян нс держится как красавица, не делает одолжения миру за свое в нем присутствие, посмотрит — рублем не одарит. Это нормальный живой человек, который без чужой помощи состоялся в профессии.

И Ульяна Сергеенко через несколько лет брака с Хачатуровым превратила умение одеваться в профессию. Но бизнесом это стало только при участии мужа-форб-са. Деньги страховщика обеспечили пиар-сопровождение великой Карлы Отто. Чтобы весь свет надел цветочки от Сергеенко, требовались вложения. На показы в Париже бренд тоже не зарабатывал. Фильмы же Анны Меликян были признаны критикой и приносили прибыль задолго до появления в кадре форбса-стра-ховщика.

На афтспати премьеры мелодрамы Анны Меликян «Про любовь» Данил Хачатуров таскал драгоценную свою женщину на руках. Вид возлюбленные имели абсолютно счастливый, и те, кто попадали в их излучение, тоже заражались счастьем. Точно так же три года назад на «Кинотавре» лучился Анатолий Чубайс, когда зал хлопал его жене Авдотье Смирновой, приветствуя премьеру «Кококо».

Как и Смирнову, Анну Меликян немедленно подхватила тусовка. Ее фильм разыгрывался на главном благотворительном событии года — декабрьском вечере Светланы Бондарчук. Как в свое время тусовка променяла Ульяну без олигарха (Цейтлину) на Ульяну с олигархом (Сергеенко), так все немедленно начали обхаживать и новую подругу Данила Хачатурова. С ней подружатся и Оксана Лаврентьева, и Светлана Бондарчук. Не надо думать, что новые фаворитки — духовно богатые девушки — чужды тщеславию. Просто подход к нему другой.

Знаменитая «колбаса с газеты» Дуни Смирновой (это цитата из передачи «Школа злословия» натемупроти-востояния нимф и ДБД, в которой я приняла участие) отныне нс более чем мсм. Жена Чубайса быстро обрела замашки гранд-дамы. «А где выступала-то, Авдотья?» — отвечает: «У нас есть закрытый интеллектуальный клуб только для своих, с женой одного министра». Или: «Всем занималась Лаврентьева, моя подруга. Прессу мы решили не приглашать».

Впрочем, песня нс о них, нс о Смирновой с Меликян, а о любви. Тучные нулевые закончились. Настали тревожные десятые годы двадцать первого века. И что же мы видим? Высокоранговыс самцы, наигравшись в куклы, стали искать подруг по душе. На сцену вышли умные женщины около сорока или за сорок. Когда-то малолетки в ресторане «Галерея» презрительно обзывали девушек за тридцать «ваганьковскими». Это же
определение использовал и легендарный сутенер нулевых Петр Листерман. Ну что, красавицы, съели вместе со своим сутенером? «Ваганьковские» нынче рулят. Мыв моде, б-ггггг.

Примадонны нынешней светской эпохи — это основательница телеканала «Дождь» Наталья Синдеева, Анна Меликян, сценаристка и благотворительница Авдотья Смирнова, директор Центра документального кино DOC Софья Капкова, гендиректор «СТС» Юлиана Слащева. Умные, талантливые, самостоятельные. В ноябре к нам на дачу приезжала декоратор Альбина Назимова с мужем. Муж — мечта любой длинноногой красотки, самый что ни на есть мужчина-приз. Богат, умен, привлекателен, остроумен. Высокоранговый, как говорят пикаперы. Вот уже десять лет подряд влюблен в свою жену Альбину, которой около пятидесяти. Альбина финансово состоятельна, реализовалась в профессии до того, как завоевала внимание… Пардон, до того, как ее завоевал нынешний муж Александр Русинов, гонщик и ресторатор.

Вот тут очень важный момент. Состоявшиеся материально и профессионально женщины никого нс завоевывают. Они не товар на брачном рынке, а покупатель.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *